Комиксы DC, Звёздные войны, японская культура и один преподаватель ФФИМК

Абитуриенты и первокурсники часто представляют преподавателей в университете как старых седых дяденек, которые стоят за кафедрой и что-то бубнят себе под нос. Конечно, такие тоже есть, но далеко не все. Я хочу познакомить вас с Анастасией Викторовной Ивановой, интересным, общительным, современным преподавателем кафедры русского языка и методики его преподавания.



- Какие дисциплины вы преподаёте?

- В разное время это были разные дисциплины. Есть те, которые близки моему сердцу, например, стилистика и литературное редактирование, лингвистический анализ текста. Они связаны с текстами массовой коммуникацией, СМИ, с художественными текстами. У нефилологических специальностей я преподаю русский язык и культуру речи.


- Почему вы решили преподавать в именно университете? 

- Я никогда не работала в школе. Выпускаясь из школы, я не представляла себя учителем в школе, рядом с детьми. Вообще ситуация с детьми в классе мне кажется искусственной: дети такие разные, но вынуждены находиться вместе, им трудно друг к другу привыкнуть. Кроме того, это очень большая ответственность за их жизнь, безопасность, поведение. На пятом курсе во время практики я вдруг поняла, что это очень благородная работа. Но изучать русский язык мне очень нравилось, и поэтому я хотела связать с ним свою будущую профессию. Появилась такая мысль: не остаться ли мне работать тут, на родном факультете? И вот однажды представилась такая возможность: меня пригласили на кафедру. Мне казалось, что это будет замечательно. Я буду занята любимым делом, меня будут окружать настоящие профессионалы. И притом я буду учить людей постарше, которые поступили по своему желанию, у которых есть призвание к филологии, а значит, с ними интереснее, не нужно ни в кого насильно «впихивать знания». Ведь, по сути, педагог – это творческая профессия, тогда как в школе педагогу приходится переориентироваться под требования ЕГЭ. Здесь я не завидую учителям.



- Какие у вас есть увлечения? 

- Я рисую, у меня есть диплом художника-оформителя. Просто рисую для себя, для души. Вообще, у меня есть мечта рисовать комиксы. И нет, они были бы не про русский язык однозначно, я его не очеловечиваю, хотя сейчас это очень модно в интернете. Это были ли фантастические комиксы со своими сюжетами. 


У меня одиннадцать лет походной жизни за плечами. Это не было профессиональное увлечение, скорее, такой авантюризм. Сейчас, вспоминая, думаю: о боже, как я могла переходить вброд реку, да ещё с рюкзаком, который больше меня, зачем? Мы с друзьями мёрзли, мокли под дождём, сушились у костра. И ведь, как назло, ни разу не было хорошей погоды! Один раз даже пришлось эвакуироваться в пять утра с острова, на котором мы расположились, потому что его затопило ливнем. Погода, как всегда, сделала нам «сюрприз» вопреки прогнозам. Хотя нравилось, и весело было: переходы через болота, и скалолазание – безумие, на которое вдруг тянуло. Сейчас оглядываюсь на это и понимаю, насколько это было небезопасно, хорошо, что никто не пострадал. Зато все друг другу помогали, была большая взаимовыручка. Надо сказать, человек познаётся в походе. 


Ещё в своё время мы с друзьями образовали непрофессиональный театр, играли в основном на квартирах. Сейчас подобные мероприятия проводят на более профессиональном уровне: разного рода встречи любителей аниме, косплей-фестивали. Раньше это всё было на добровольных началах, усилиями нескольких людей. Однажды мы делали спектакль по образцу японского театра кабуки, сами на основе японских мифов и преданий писали сценарий, опираясь скорее на стереотипы европейцев о Японии, нежели на правдивые факты о ней. У меня ещё очень долго дома лежали различные кимоно и прочие атрибуты японской культуры.




- Следите ли вы за модой? 

- За модой я не слежу. Иногда бывает, ношу что-то, потому что хочется, а потом это вдруг входит в моду. Мне просто что-то нравиться, что-то нет. У меня плохо получается дружить с классическим стилем, он хорош, но только если его что-нибудь осовременивает и чуть-чуть ломает. Должна быть деталь, которая покажет, что ты не позволил себя полностью отформатировать, что-то своё, глубоко личное. Мне нравится практичность, но также важно, чтобы симпатично смотрелось. Люблю современную ситуацию, когда всё можно миксовать со всем, лишь бы чувство стиля не отказывало, это такой рай для меня. Но стиль и мода – это личное дело каждого, мне кажется.



- На концерт какой группы или исполнителя вы бы мечтали сходить? 

- Их уже нет. Но это была бы группа Queen, однозначно, но не тот вариант группы, который существует сейчас. На концерт Rammstein тоже бы сходила. Музыкальные вкусы меняются. Я в своё время думала, что люблю только рок – западный и русский, например, музыку В. Цоя, Б. Гребенщикова. А сейчас понимаю, что Элвис Пресли очень даже нравится, да и другая западная поп-музыка. А ещё я поняла, в музыкальном плане нахожусь в настоящей изоляции от современности. Никого из новых исполнителей не знаю. Например, студенты называют мне имена каких-то реперов, которые звучат, точно абракадабра, так я их даже не запоминаю. Но надо сказать, что из-за этого я не чувствую ни капельки, будто что-то важное упустила.





- Смотрите ли вы сериалы? 

- Нет. Я перестала смотреть их. Просто устала от этой «сериальности». Когда у нас дома смотрят «Игру Престолов», я терпеливо жду, когда всё это закончится. Исключения делаю только для сериалов с чётким, завершённым сюжетом или антологий типа «Американской истории ужасов». А ещё люблю вариант, когда серии между собой слабо связаны, как, например, в концепции «Времени приключений», а потом в конце выстраиваются в одну целостную картину. Многие сериалы начинают выдумывать «вот это поворот», уже не знают, чем сюжет загрузить и усложнить. От этого устаёшь. Сценаристам нужно уметь ставить точку. 



- Какая ваша любимая книга? 

- Какой сложный вопрос! Однозначно ответить не могу, потому что в разное время читаю разные книги, и многие из них становятся на какой-то срок любимыми. Но один мудрый и очень хорошо меня знающий человек мне однажды сказал: «Что бы ты ни читала, как бы твои вкусы ни менялись, ты всегда возвращаешься к одной и той же книге». И это оказалось полное собрание сочинений Туве Янссон «История о муми-троллях». Эти книги считаются детскими, но для меня это очень глубокая, философская, очень сильная вещь. Она нетипичная для своего времени, потому что там картинка не просто иллюстрирует текст, а продолжает его, взаимодействует с ним, это интересно. А вообще книги нравятся очень разные. Это и классика, русская и зарубежная, и современные тексты. Не зря же я с ним работаю! Особенно из русской литературы люблю творчество Булгакова, хотя понять его роман «Мастер и Маргарита» мне до сих пор трудно, такая в нём невероятная глубина. Но я не только книги в их классическом варианте читаю. Например, люблю комиксы, считаю себя фанатом DC.







- Общаются ли преподаватели вне университета, дружат ли? 

Разные отношения. Есть друзья. Есть те, с кем исключительно по работе общаешься. Должны быть какие «рабочие» границы общения. Я могу назвать друга, который у меня появился на работе, но это не коллега по кафедре, а секретарь деканата – Татьяна Григорьевна Васильева. Мы с ней общаемся вне работы, ходим в театр, на рок-концерты. 



- Есть стереотип о преподавателях филфака, что якобы они читают только классику и слушают только классическую музыку, что из этого правда? 

Есть, конечно, у нас на кафедре такие люди, которые ценят только классику и в музыке, и в кинематографе, и в литературе. Есть те, кто совмещают любовь к классике и чему-то современному. Мне повезло, я и к классическое, и современное искусство люблю. Одну только классику читать мы не можем, как можно пройти мимо современной литературы. Другое дело, что само понятие «современная литература» неоднозначно. 



- Вы проявляете свои увлечения в работе педагога? 

Вряд ли. Мне кажется, моя работа и мои увлечения не пересекаются, и я этому рада.





RuslanLeo 9 июня
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ
Комиксы DC, Звёздные войны, японская культура и один преподаватель
Не жалею, не зову, но плачу…
«Доброград» разнообразил каникулы школьников