Кто виноват?ЖЕНЩИНЫ, КЛАССИКА, ЛИТЕРАТУРА, ВИНА

Мировая литература считает вечными четыре проблемы: деньги, слава, любовь, страх. Как правило, любая сюжетная линия завязаны на этих китах книжных произведений. Но откуда вытекают эти понятия и несут ли они в себе скрытый смысл? Правда ли, что буквально в каждом произведении мировой литературы виновной остается женщина? Сегодня я попытаюсь в этом разобраться.




Кто виноват? Вопрос, который задаешь в ночной темноте, на прогулке в парке и в собственной голове на бесконечном повторе. Вина – это сила ошибившегося или слабость уязвленного? Или быть может это нечто совокупное между победой и поражением.


Женщина в литературной произведении является воплощением мудрости, эстетики и неоспоримой важности. Она выполняет роль посредника главной функции. На ней строится концепция произведения и проблематика текста. К примеру, главная героиня повести А.Р. Беляева «Человек-амфибия». В этой повести юноша Ихтиандр, который жил всю свою жизнь практически всегда под водой, решает выйти на сушу из-за влюбленности в красивую, молодую и жизнерадостную девушку. Их союз был недолговечных, но полным приключений, боли и расставаний. Ихтиандр бы не попрощался со своим отцом, отчим домом и старыми друзьями, если б однажды не увидел Гуттиэре, ту самую девушку. Таким образом, уже складывается концепция пирамидки, главную деталь которой играет женщина, а все остальные действия являются лишь последствиями её появления.


 Но всегда ли женщины становятся ключевыми героями, меняющими ход истории? Имеют ли они власть над персонажами и плохие помыслы по отношению к окружающим?


Если мы возьмем роман Эмили Бронте «Грозовой перевал», то с первых же страниц увидим череду сменяющих друг друга гордых, независимых и стойких женщин. Они строят жизнь, отстаивают позицию и принципы, становясь желанным трофеем для любого героя. К примеру, Кэтрин Эрншо. Эта волевая девушка с малых лет умела завоевывать внимание окружающих, даже не сражаясь за него. В её глазах хранилась вечная тайна, а внутри находился ящик Пандоры взрывного характера. Ради нее сводный брат в 13 лет убежал из семьи, чтобы выйти в люди. Вернулся в родные места, отыграл их старый дом и вырастил сына ее брата. Но, всегда есть одно «но». Из-за нее он замкнулся в себе после отказа в женитьбе, из-за нее он каждым зимнем вечером после её смерти сидел у окна и читал её любимые книги, из-за нее не смог больше доверять женщинам. «Жить, потеряв ее, значит гореть в аду». Так что же это? Умелый маневр вокруг пальца с целью получения карманного влюбленного раба или ошибочная связь родственных душ без подтекста? Но женщина, здесь была она. Виновата она? Или виноват Хитклиф – сводный брат, который построил ложные иллюзии из песка?


Предположим, что характер зарубежной литературы XIX века слишком субъективен и отличался приоритетностью стороной женской силы над мужчинами. Стиль описания был схож и составлял единую формулу: если женщина в произведении обладает сильным характером, значит она станет виновницей всех бед. По словам кандидата филологических наук, Елены Головиной: «Считаю нужным отметить, что возрастная характеристика, род занятий, социальный статус, семейное положение также не играют главной роли в раскрытии женского образа. Эти понятия не связаны с другими и находятся на периферии модели, но необходимы для того, чтобы объяснить поступки героини, их обусловленность жизненными обстоятельствами». Таким образом, характеристика женского персонажа является субъективизмом автора и его личным восприятием героинь.


Отечественная литература не отличается меньшей степенью драматизма женских образов. Все резкие повороты сюжетных линий и бездумных поступков героев происходят именно после выхода женщин в свет. Повесть И.С. Тургенева «Ася» - яркий тому пример. Главный герой противопоставляет себя, как антонимичное понятие любви, пока не встречает её, ту самую, которая пробуждает в нем силы к действию. Ася всем своим нутром и неконтролируемыми поступками возносит душу мистера Н.Н. Ради неё он знакомится с новыми людьми, открывает себя для неизвестного и мчится на перегонки с судьбой ради одного лишь её согласия. Но не успевает. «Вы находите мое поведение неприличным, – казалось, говорило ее лицо, – все равно: я знаю, вы мной любуетесь». Виновна ли она в любви, которую смогла пробудить? Виновна ли она в собственной власти над ним, которая появилась со взмахом её ресниц и резкими движениями тела? Отнюдь, нет. Ведь, если любовь – это ответная реакция от женщины, тогда мужчина лишь посредник, а значит сам виновник случившегося.


Например, сборник автобиографичных история «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман» об ученом, принимавшем участие в создании атомной бомбы и сбежавшим ночью к своей жене в другой город. «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала» Пауло Коэльо рассказывает о мужчине, который со школы любил свою подругу и ради того, чтобы она его заметила, добился успехов в литературе, отвез её в город своего душевного умиротворения и научил быть терпимее к жизни. Все эти произведения - олицетворение сумасшедших, необдуманных, но привлекательных и завораживающих душу поступков главных героев ради женщин. Бросить море, науку, прежнюю жизнь, веру ради прекрасного цоканья каблуков и нежной улыбки одной прекрасной дамы.


Без женщин нет прекрасного, потому что все сокровища души хранятся именно в них. Без женщин все тленно и не имеет смысла. Дуэли, битвы, воины. Завоевать Херсонес, крестить Русь, терпеть дворцовые интриги.


Владимир Маяковский с диким скрежетом в зубах подарил Лиле Брик кольцо с повторяющейся по кругу фразой «люб лю люб лю» на её помовку с другим. Фрэнсис Скотт Фицджеральд очень любил жену и не оставил ее после того, как она заболела шизофренией. Он ездил за нею по стране, селился в отелях неподалеку от больниц и вел кропотливую переписку с докторами. А также сделал ее прототипом всех женских образов в рассказах и романах.


Если женщина – это одновременно ключ к успеху и код атомной бомбы, тогда всё в этом мире слишком суеверно и просто. Если женщина – поворотный момент в чужой жизни или случайность встреч, то и все закономерности лишь подножка судьба.

Есть что-то ироничное в том, что виновницей всего счастья и всех бед является женщина. Но и романтичность такой теории каждому по душе.


По мнению Руслана Лебедева, студента четвертого куса журналистики, виноватым может быть кто угодно: «Если брать факт того, что виновной чаще всего выставляют женщину связано с тем, что мужчина не может признать свое поражение. Думаю, это потому, что мужчину привыкли воспринимать, как стратега и поэтому каждая его ошибка будет осуждаться острее, нежели промах женщины. Мне кажется, что всё это также связано с прошлым, когда в патриархальной системе женщина не имела прав. Возможно, потому что женщина до сих пор остается для мужчины неизведанной территорией. Женщины эмоциональны и непредсказуемы и поэтому их поступки легче интерпретировать в корень зла. А использование приема вины женщин в литературе используется, потому что большинство авторов, как правило, мужчины, а значит, если виновным делать мужчину, то уровень жалости будет меньше, нежели к женщине».


 Лично для меня тема виновности женщин в мировой литературе остается до конца неизученной. С одной стороны, виновным может стать кто угодно вне зависимости от пола, религии и социального положения. Думаю, что писателям выгодно делать именно женщину проблемой произведения, ведь хитрая, расчетливая интригантка смотрится на фоне других персонажей куда выгоднее, нежели глупый, сделавший ошибку мужчина. Сочувствие вызовет ранимая душа притягательной героини, нежели брутальность проигравшего персонажа мужского пола. К тому же, не всегда главной героиней является женщина и не всегда она ведет мужчина на сторону зла. Так, например, в романе Рэя Бредбери «451 градус по Фаренгейту» главный герой самостоятельно разбирается в перипетиях сложившейся ситуации и, пусть, на пути он встретил вдохновляющую его женщину, ключевых событий она не изменила. Всё зависит от автора и вашего восприятия произведения.


Так или иначе, но выбор в сторону литературного персонажа и уровня его вины всегда остается за страницами книги и её читателя. Вы можете создавать концепцию сюжета или придумывать обходные аргументы для своего доказательства. Но так ли это важно, если удовольствие от чтения принесет куда больше пользы, чем выяснение вины на потрепанных страницах произведений.


ФОТОГАЛЛЕРЕЯ
  • Кто виноват?
  • Кто виноват?
  • Кто виноват?
  • Кто виноват?
КОММЕНТАРИИ
СОБЫТИЯ
Как мы встретили Маяковского в подвале?
Открытие "ХОХЭЮ" в Чите
«Как полюбить чтение? Советы от книжного любителя:)»